Две жизни твоих знакомых

Конкордия Антарова, Две жизни. Часть 1 – читать онлайн полностью – ЛитРес

две жизни твоих знакомых

Кн. М. Н. Волконская. Записки. Изд. 2-е. У тебя глаза, волосы и цвет лица, как у дочери Ганга, и жизнь твоя, как ее, запечатлена долгом и жертвою. с подвернувшейся оказией и буду поджидать его у знакомого лесника, Я прошу твоей помощи и ничего не могу пообещать тебе взамен лично от себя . что имел лучшего в жизни, что я вернулся с К. Антарова «ДВЕ ЖИЗНИ». "Две жизни" (vergabazmu.gq, т). Антарова (Кора) Конкордия Евгеньевна. Том 1 .. Тяжела теперь твоя жизнь, ставящая тебя постоянно в положение существа И тот же слуга проводит Вас ближайшей дорогой до знакомых Вам мест.

Ты не знаешь заранее, какой она ведёт образ жизни и, чем увлекается. А уже на свидании узнаешь, что она курит или шлюхается в клубах. Будешь потом жалеть о потраченном времени. Короче говоря, попробовать можно, но этот способ не для. Про сайты знакомств можно сразу забыть, так как там творится полнейшая дичь.

И после того, что я там видел, мне не хочется прикасаться к этому говну даже пятиметровой палкой. Виной всему сами пользователи. Основную массу мужского пола можно перечислить так: Кроме своей мамки, естественно. Назовём их условно школьниками, хотя, некоторые уже довольно взрослые, пятидесятилетние мужики, которые выставляют туда фотки своего шарообразного пуза и ищут девочку двадцати лет на одну ночь, за деньги или бесплатно, не важно.

Им уже надо хоть как-нибудь, иностранцы из соседних стран если по-толерантному.

Как найти девушку, если среди твоих знакомых нет подходящей кандидатуры?

Первые тупо угарают, вторые - создают себе иллюзию, что кому-то нужны. Либо страшные, либо в разводе и с ребёнком на руках, либо ещё что-то. Адекватные люди тоже присутствуют, но в небольшом количестве, да и на сайт заходят с другой целью.

Отдельно хочется сказать о приложениях для знакомств, типа Tinder и Badoo. Ими я пользовался несколько часов. Никакого интересного общения не нашёл, зато контингент более приятный. Возможно, вам повезёт. Я лично пользуюсь только ВК, и свою нынешнюю девушку нашёл. Он надел на шею Наль цепочку, и камни заиграли на белых кружевах. Наль подняла свои огромные глаза и улыбнулась. Рядом с величественным Флорентийцем, на прекрасном лице которого лежал безмятежный мир, она была похожа на ребёнка.

Там ты встретишь двух моих друзей. Не растеряйся, если они поцелуют тебе руку. А за столом мы с Николаем постараемся показать тебе фокусы моды и этикета, называемые воспитанием, так, чтобы кроме тебя одной этого никто не заметил.

Сойдя с лестницы, Флорентиец ввёл Наль в свою зелёную комнату. Сколько книг, почти столько, что и у Николая. Раздался стук в дверь, и друг за другом вошли в комнату двое мужчин, которых хозяин сердечно приветствовал и, взяв обоих под руки, подвёл к Наль. Это — лорд Мильдрей, а это просто индус, студент Оксфордского университета, Сандра Сантанаида.

Для тебя просто Сандра. Он ещё мальчишка и, наверное, будет играть с тобой в куклы. Лорд Мильдрей, на вид лет под тридцать, плотный, серьёзный, с большими, добрыми и проницательными глазами, приветливо улыбался. Низко склонившись, он почтительно поцеловал руку Наль, подал ей две розы и молча отошёл. Он был, видимо, поражен красотой Наль и тем, что у Флорентийца оказалась дочь, чего раньше он не. Сандра, смуглый, с живыми, блестящими, чёрными как уголь глазами, напомнившими Наль об Али, не мог сдержать смеха при упоминании о куклах.

И зубы на его смуглом лице сверкали точно мраморные. Будьте великодушны к оксфордскому отшельнику, не так давно приехавшему из Индии, и для первого раза — простите. Флорентиец подошёл к Наль и повёл её к столу. Стараясь держаться как можно увереннее, Наль всё же не могла скрыть изумления, войдя в столовую, высокие стены и потолок которой были из резного, тёмного дерева. Флорентиец подвёл Наль к длинному столу и посадил её на место хозяйки. Поклонившись Наль, он занял место по правую её руку, по левую сел Николай, рядом с ним лорд Мильдрей, а Сандра возле Флорентийца.

В первый раз в жизни не только без покрывала в обществе мужчин, но ещё с открытой шеей и руками, Наль чувствовала себя совсем расстроенной. И только сознание, что рядом с ней её верные защитники, которым она добровольно вручила свою судьбу, помогло ей наблюдать, что и как они делали, и учиться жить по-европейски.

Она старалась забыть о себе и думать только о них, чтобы поскорее перенять всё и облегчить им их заботы. Она с удивлением взглянула на Николая, говорившего ей совсем недавно, что у Флорентийца иного имени. В глазах Николая засветился юмор, но этот немой вопрос он оставил без ответа.

В предисловии я упомянул источник моего вдохновения —. Лёгкое прикосновение руки Флорентийца вернуло её на землю. Воспользовавшись минутным молчанием, Флорентиец спросил Сандру: Только что лорд Мильдрей растолковал мне, что дамам надо кланяться издали. Идти за ними осторожно, дабы не оборвать оборки на шлейфе и. Я всё это учел, благополучно довёл даму до места и подал ей чашку чая.

Завязал я, по моему разумению, самый светский разговор, но мать нашла беседу мало приличной, подсела ближе, чтобы руководить нами, и подсунула мне под ноги свой несносный шлейф. Ну и, конечно, когда я встал, юбка отскочила от пояса, и было это так смешно, что многие рассмеялись. Виноват ли я, что вся техника её платья заключалась в булавках?

Вставая из-за стола, Наль несколько раз попробовала, крепко ли сидит на ней юбка, чем насмешила всё подмечавшего Николая. Перейдя в гостиную, Наль была удивлена, что золотистые обои, мебель и портьеры с коричневыми кистями и мелким бордюром из белых лилий были почти в тон её платью.

Флорентиец предложил Наль самой подать гостям маленькие чашечки кофе. Наль сделала это с такой особенной грацией и изяществом, что Сандра воскликнул: Обряд венчания должен совершиться без всякой пышности, без толпы и оповещения.

Ты говорил, что у тебя завёлся поклонник твоей мудрости — пастор. Не может ли он совершить обряд, ни о чём нас не расспрашивая и не требуя оглашения? Он просто мой большой приятель, прощающий мне мои погрешности в этикете.

Человек он исключительно честный и добрый и рад всем услужить. Я немедленно к нему отправлюсь и сообщу вам его ответ. Проглотив кофе, Сандра встал, чтобы исполнить желание хозяина. Отдав общий поклон, Сандра вышел. Лицо Наль было задумчиво, даже немного печально. Казалось, она даже не слышала, о чём говорили. Письмо моё, конечно, не поспеет дозавтра к. Но всё же я хотела бы ему написать. Ну что же, как нам ни приятно твоё очаровательное общество, уж так и быть, мы перенесём час-другой разлуки.

Можешь не торопиться, пастор живёт на другом конце Лондона и одной езды к нему минут сорок. Вернувшись к себе и застав Дорию за разборкой сундуков, Наль была удивлена количеством поместившихся там вещей.

Но на этот раз, едва взглянув на ворох красивых платьев, она перешла в свой будуар и, плотно закрыв дверь, села за письмо. Сейчас я живу в Лондоне, в доме человека, которого никогда не знала и не видела, и в моей жизни совершаются чудеса, одно за другим. Сейчас я расскажу тебе, мой любимый дядя, о первом и самом великом чуде, совершившемся. Я знаю, что не найду точных слов, чтобы его выразить. Ах, вот и сейчас так ясно вижу твои чёрные глаза, добрые, благословляющие.

Их лучи точно проникают в меня, согревают. Дядя, как могло случиться, что взращенная, воспитанная, скажу прямо — созданная тобой, я ни разу не назвала тебя отцом?

10 странных друзей, которые есть у каждого из нас

Ты и я — для меня как бы одна плоть, один дух. Я всегда, везде, во всём точно где-то сбоку от. Я — часть. Меня немыслимо оторвать, потому что сердце моё вросло в твоё, а образ твой — он как бы сверкает у меня между глаз, ощущаю его вросшим в мой лоб. Отец ли ты мне после этого? А здесь, сегодня, неведомый мне доселе твой друг Флорентиец взял меня на руки — и сердце моё утонуло в блаженстве и сказало: Когда я увидела его, мои уста повторили это слово и выдали ещё одну тайну, скрытую в сердце: Тебя нет со мной, но как ясно сейчас вижу тебя в твоём саду, точно я рядом с тобою, и я живу.

Я уехала с мужем, которого ты мне дал. Я всё это время дышала, жила, любила. Но теперь, если бы жизнь повернулась так, что из неё для меня исчез бы тот, кому я сказала: Разве только подле тебя, дядя, тою силой, что лилась и льётся сейчас в меня от.

У меня такое чувство, точно я тебя обокрала. Точно взяла у тебя кусок жизни, а возвращаю часть любви, не всю любовь до конца. Но ведь на самом деле это не так, дядя Али. Ты для меня — всё, вся суть жизни. Если бы ушёл из жизни ты, я ушла бы не от тоски, а как часть тебя, хотела бы или не хотела бы я этого, выбирала бы или не выбирала бы себе такую долю.

Главное в моей теперешней жизни — это. Тот, кому я сказала: Не знаю, поймёшь ли ты меня, я так путано выражаюсь. В нём, в отце, светит такое обаяние, такой радостью веет от него, точно какой-то путь из света тянется за ним и перед. И мне не надо закрывать глаза рукой и говорить, как тебе: От твоей силы я падала, точно разбитая, а его сила — уверенность в защите. Но и это ещё не всё, мой друг, мой обожаемый дядя Али.

Читать книгу «Две жизни. Часть 3» онлайн полностью — Конкордия Антарова — MyBook.

Ты дал мне в мужья того, кого я любила после тебя больше. Я ехала легко, я думала, что им тоже любима. Если и не так любима, как любят женщин у нас, то всё же любима. Но этого, дядя. Отец сказал сейчас, что завтра будет наша свадьба. А я не плачу только потому, что помню, как, расставаясь, ты мне сказал: Я маленькая женщина, я ничего ещё не знаю, но сила твоя, верность твоя живут во мне и будут жить до смерти.

Ты пойми, дядя Али, мой дядя-создатель. Я не протестую, но я чувствую себя навязанной. Отец сказал, что помощь моя тебе, ему и многим будет заключаться в той новой, освобожденной семье, что мы с Николаем должны создать. Я знаю, что такое закрепощение в предрассудках.

"Две жизни" (ч.II, т.1-2)

Знаю уродливую семью, где выросла. Думаю, что знаю, как должны создаваться радостные, гармоничные семьи. Но для этого нужны двое. Для этого нужна любовь обоюдная. А Николай меня не любит. Он не только не прижал меня к сердцу ни разу, он даже не поцеловал меня, не обнял, не приласкал. О, дядя, вдохни в меня уверенность. Моя верность тебе и данному тобой завету поколебаться не могут: Но что толку держать верность в сердце и не уметь действовать каждый день именно так, как надо… Я знаю теперь, я поняла всё, что ты сейчас мне говоришь, дядя, дядя, я услышала всё, что ты сказал!

Какое счастье, что я теперь понимаю, что ты послал меня сюда к отцу! Да, да, теперь я буду знать, как мне завоевать любовь мужа, как мне создать семью. Он — отец — научит меня, и ты об этом. О, это снимает бремя с моей души. Я не могу вообще выносить ни в чём компромисса или двойственности.

две жизни твоих знакомых

Меня так мучило, что ты можешь подумать, будто где-то, краешком сердца я изменила. Я ношу в своём сердце скорбь о горе Али Махомеда. Но, видит Аллах, я ему ничем и никогда не подала надежды.

Напротив, я ему доверила тайну моей любви к капитану. Он ей не верил и шутил, называя его принцем из сказки.

две жизни твоих знакомых

Я снова твоя счастливая Наль. Я уже не буду горевать, я буду стараться действовать. И мне легко, я знаю, как тебя позвать. Я буду садиться за письмо к тебе — и увижу тебя в твоём саду, а потому буду всегда твоей счастливой Наль".

В дверь постучали, и Николай вошёл звать Наль знакомиться с пастором. Вы уходили такая печальная, а сейчас, право, точно пропитались светом и миром в саду Али. Мои детские горести рассеял дядя Али. Его сад, в котором побывали мои мысли, развеял этот противный туман. А если бы вы разрешили мне надеть ещё какой-нибудь шарф, мне было бы и удобнее, и теплее. Здесь мне всё холодно. Николай позвонил и приказал Дории подать графин какой-нибудь тёплый шарф. Через минуту он привёл закутанную в белую шаль супругу в гостиную.

Признаться, когда мой оксфордский приятель рассказывал о красоте невесты, я ему не очень верил, потому что о женихе он тоже сказал "Такого учёного, красавца, мудреца и воспитанного человек мог найти своей дочери только лорд Бенедикт.

Только в романе можно выдумать такую пару, да и то в романе восточном, а не английском". Теперь же я рад соединит ваших детей хоть. Пастор был высокого роста, седой, но с розовым и молодым лицом. Необыкновенная доброта сквозила на его умном лице и в синих глубоких глазах. Он сел напротив молоды людей и, соединив их руки, сказал: На лице Наль появилось такое явное замешательство, что добрый старик, устремив на неё пристальный взор, тихо спросил: Вам не может быть более шестнадцати лет, хотя ваш туалет и делает вас солиднее.

А вы, вы любите свою невесту? Быстрый как молния взгляд, брошенный на Николая, вспыхнувший на лице Наль румянец, сменившийся бледностью, заставили пастора на мгновенье задуматься. На его добром лице выразилось огорчение.

Он ещё раз взглянул на прекрасное, дышавшее честью лицо Николая, и внезапно его собственное лицо просветлело. Не разрешите ли вы мне переговорить с нею несколько минут без свидетелей? Но женщина, вступая в брак по любви, должна быть спокойна и уверена и в себе, и в муже. Я думаю, тут есть маленький детский страх, который я сумею прогнать. Флорентиец открыл дверь в соседнюю комнату и пропустил туда Наль и пастора. Как только они переступили порог, оба замерли от удивления и какого-то особого чувства мира и благоговения.

Комната была вся белая, обтянутая белой материей, блестящей, как шёлк, и похожей на замшу. Пол из белых плит, походная кровать, обтянутая такой же материей, как и стены, и на ней две звериные шкуры.

На белом столе высилась высокая зелёная ваза с букетом лилий. Ваш муж сейчас относится к вам, как к святыне. А вы думаете, что он вас не любит. Идите, дитя, своим жизненным путём, как эти лилии, на которые вы так похожи. Здесь, в эту минуту, я венчаю вашу душу с душой вашего мужа. Ему много предстоит испытаний. Ваш муж не смог бы перенести ни мгновения вашей неверности. Будьте честны до конца, бдительны и добры. Я буду думать о муже, а не о. Отец и он помогут мне создать семью.

Теперь я знаю, я спокойна. Точно чувствуя, что пора открыть дверь, Флорентиец встретил на пороге Наль и пастора. Теперь лицо Наль сияло так, что у экспансивного Сандры вырвался не то стон, не то крик.

Наль бросилась на шею Флорентийцу, который поднял её и прижал к. Опустив её на землю, улыбаясь и указывая на Николая, он сказал: Лицо Николая вдруг сделалось смертельно бледно.

И он обрадовался родственнику, Наль, которого Флорентиец тут же представил гостям. Море меня уложило в постель, а этот холод заставляет кровь стынуть в жилах. Пастор подошёл к Флорентийцу и, условившись о часе венчания, пожал руки влюблённым и вышел, провожаемы! Как ни хотелось Наль поговорить с Николаем и рассказать о дивной комнате Флорентийца, она инстинктивно почувствовала, что обязана занять гостей до возвращения отца. Поблагодарив Сандру за его хлопоты, она выразила удивление, как это у него, столь юного, может быть такой пожилой друг, как пастор.

Я не увлекаюсь ни спортом, ни бoкco а вижу в них только необходимую закалку тела. А для моих товарищей в спорте чуть ли не главная ось жизни. Попытки лорда Мильдрея ввести меня в семейные дома также неудачны. Что же мне делать? Я ищу друзей среди людей науки. Возвратившийся Флорентиец сердечно поблагодарил Сандру, сказав, что он у него теперь в долгу. Условились, что оба свидетеля приедут к двенадцати часам, их будет ждать экипаж. Из церкви все проедут к нотариусу, а затем сюда на ранний обед.

Удивлению двоюродного дяди Наль не было границ. Но чтобы вручить её вам как дочь, на этот счёт не было никаких указаний. Флорентиец предложил Наль и Николаю прокатиться по городу, а дрожащему южанину дал книгу, которой тот обрадовался больше, чем ребёнок кукле. Укутав старика в плед и усадив его у камина, трое друзей, переодевшись, покатили по шумным улицам Лондона.

Наль, никогда ещё не видевшая такого большого города, была столь поражена, что только молча поворачивала свою прелестную головку. Флорентиец называл ей знаменитые музеи, говоря, что она их вскоре посетит. Обещал свезти в театр, о котором она прежде только читала. Изредка он называл, кому принадлежит тот или иной роскошный особняк или выдающийся своей Архитектурой дом.

Свернув на одну из улиц, экипаж внезапно остановился небольшого одноэтажного дома. Дом был красив, хотя старинного, немодного образца, и стоял в окружении небольшого прекрасно ухоженного сада. Не хочешь ли отдать ему визит и, кстати, осмотреть церковь, где будешь завтра венчаться?

Но не могу скрыть, отец, что стесняюсь войти первый раз в чужой дом. Я не знаю, как себя вести. Так, как если бы ты пришла к друзьям. Если будешь нести доброту в сердце, никогда не сделаешь бестактности. Кланяйся не по-восточному, но протягивай только руку, что ты, плутовка, умеешь делать теперь очень красиво. Говоря с Наль, Флорентиец помог ей выйти из экипажа и ввёл на довольно высокое крыльцо с двумя сходами.

Николай ударил молотком в дверь, отчего раздался мелодичный звон, что тоже немало удивило Наль. Послышались поспешные шаги, и старый слуга впустил их в просторный холл, по стенам которого стояли высокие деревянные вешалки и стулья готического стиля, и на двух окнах стояли цветущие растения. Спокойствием веяло в доме.

Всюду были разостланы ковровые дорожки и царила такая чистота, что удивилась не только Наль, но и чрезвычайно следивший за порядком Николай. Взяв визитные карточки гостей, слуга ввёл их в гостиную, тоже старинную, с огромным камином, большими диванами и креслами, обитыми синим шёлком, с белыми, безукоризненной чистоты кружевными занавесками на трёх широких окнах.

И так тихо в них, мирно, не то, что у нас на Востоке, отец. Но когда-нибудь ты научишься различать дома, и их внешняя роскошь не скроет от твоих глаз внутренних язв разложения, дочь.

Дверь соседней комнаты отворилась, и вошёл пастор, приветствуя своих неожиданных гостей и благодаря их за честь, оказанную его дому. Я столько наговорил о юной невесте моей жене и дочерям, что они решили немедленно обновить свои белые платья и быть вам завтра подружками.

А жена будет посаженной матерью, как полагается по здешним обычаям. Но сейчас, узнав о вашей любезности, свойственной только людям истинной культуры, лорд Бенедикт, мои дочери и жена не желают упустить случая познакомиться заранее с вами и вашей дочерью. Слышите, какое там нетерпеливое ожидание?

Если можно, разрешите нам скорее познакомиться. Пастор открыл дверь, за нею стояли три женские фигуры с цветами в руках. Старшая, лет сорока, была полноватая, изящная, ярко-рыжая женщина, с большими чёрными глазами и резкими чёрными бровями, причудливо вырисованными на белой коже высокого лба. Разделённые на пробор волнистые волосы, свитые у шеи в тугие косы, были роскошны. Женщина была ещё молода и очень красива. Это — номер второй, мисс Алиса Уодсворд, вся в папашу и судя по цвету волос не имеет никакой возможности претендовать на венецианское происхождение.

Девушки и мать отшучивались. Но я согласна, что причина твоего восторга ещё очаровательнее, чем это можно было представить по твоим словам. Пепельные с золотом, красиво вьющиеся волосы, не такие обильные, как у матери и сестры, но зато лёгкие, стоявшие ореолом вокруг её лица и выбивавшиеся у висков и шеи.

Тёмно-синие, как южное небо, чуть выпуклые, как у отца. Мы двинулись было домой. Но внезапно чуткое ухо брата различило вдали цоканье конских копыт.

две жизни твоих знакомых

Я ничего не слышал. Брат взял меня за руку и заставил остановиться под огромным деревом, как раз напротив закрытых ворот того тихого дома, в котором, по словам купца из торговых рядов, жил Али Мохаммед. Мы стояли за огромным деревом, где могли бы укрыться еще два-три человека.

Теперь уже и я различал топот нескольких лошадей и шум колес на мягкой немощеной дороге. Через несколько минут распахнулись настежь ворота дома Али, и дворник вышел на дорогу. Оглядевшись, он махнул кому-то в сад и остановился в ожидании.

Первой ехала простая телега. В ней сидели две закутанные в покрывала женские фигуры и трое детей. Все они утопали в массе узлов и картонок, а сзади был привязан небольшой сундук.

Вслед за ними, в какой-то старой бричке, ехал старик с двумя элегантными чемоданами. И наконец на довольно большом расстоянии, очевидно оберегаясь от дорожной пыли, двигался экипаж, который пока нельзя было рассмотреть. Между тем телега и бричка въехали в ворота и исчезли в саду. Это была изящная пролетка, запряженная прекрасным вороным конем, и в ней сидели две женщины с закрытыми черной паранджой лицами.

Из ворот дома вышел Али Мохаммед, в белом, и за ним следом, в такой же длинной белой одежде, Али Махмуд. Глаза Али-старшего, почудилось мне, будто пронзили насквозь дерево, за которым мы спрятались, и мне даже показалось, что по губам его скользнула едва уловимая усмешка. Еще через мгновение Али-старший подошел к экипажу… маленькая белая очаровательная женская ручка подняла покрывало с лица. Я видел женщин, признанных красавиц, на сцене и в жизни, но сейчас впервые понял, что такое женская красота.

Другая фигура что-то визгливо выговаривала Али старческим голосом, а девушка смущенно улыбалась и уже готова была вновь опустить на лицо покрывало. Но Али сам небрежно сбросил его ей на плечи, и, к великому негодованию старухи, на свет показались темные кольца непослушных волос.

Не обращая внимания на визгливые выговоры, Али поднял бросившуюся к нему на шею девушку и, как ребенка, понес ее в дом. Между тем Али-молодой почтительно высаживал все еще ворчавшую старуху. Серебристый смех девушки доносился из открытых ворот.

Уже и старуха с молодым Али скрылись, и пролетка въехала в ворота, и ворота закрылись… А мы все еще стояли, забыв место и время, забыв, что хотелось есть, жару и все приличия.

Обернувшись к брату, чтобы поделиться с ним своим восторгом, я был просто потрясен. Всегда улыбающееся лицо его было совсем бледно, серьезно и даже сурово. Его синие глаза как-то потемнели. Это было лицо совершенно незнакомого мне человека. Даже брови изменили свою обычную форму и были строго сдвинуты в почти сплошную прямую линию.

две жизни твоих знакомых

Я не мог опомниться; все смотрел на этого чужого, незнакомого мне человека. Машинально я взял эту руку и почувствовал какое-то облегчение; даже из груди у меня вырвался вздох, и по руке побежала теплая струя энергии. Мне казалось, что еще никогда не держал я в своей руке такой ладони.

С усилием оторвались мои глаза от прожигающих глаз Али Мохаммеда, и я посмотрел на его руки. Они были белы и нежны, точно к ним не мог пристать загар. Длинные, тонкие пальцы кончались овальными, выпуклыми, розовыми ногтями.

Вся рука, узкая и тонкая, артистически прекрасная, все же говорила об огромной физической силе. Казалось, глаза, мечущие искры железной воли, находились в полной гармонии с этими руками. Я забыл, где мы, зачем мы стоим посреди улицы, и не могу сейчас сказать, как долго держал Али мою руку.

Я точно стоя заснул. Отчего ты не благодаришь Али Мохаммеда за приглашение? Я опять не понял, о каком приглашении говорит мне брат, и пролепетал какое-то невнятное прощальное приветствие улыбающемуся мне высокому и стройному Али.

две жизни твоих знакомых

Брат взял меня под руку, я невольно двинулся в ногу с. Робко взглянув на него, я снова увидел родное, близкое, с детства знакомое лицо любимого брата Николая, а не того чужого человека под деревом, вид которого так меня поразил и глубоко расстроил. Сложившаяся с детства привычка видеть опору, помощь и покровительство в брате, привычка, создавшаяся в те дни, когда я рос только в его обществе, обращаться со всеми жалобами, огорчениями и недоразумениями к брату-отцу, как-то вдруг выскочила из глубины моего сердца, и я сказал жалобным тоном: А потом пойдем в гости к Али Мохаммеду.

Он здесь почти единственный ведет европейский образ жизни. Дом его прекрасно и с большим вкусом обставлен. Очень элегантная смесь Азии и Европы.

Женщины его семьи образованны и ходят дома без паранджи, а это целая революция для здешних мест. Много раз ему угрожали всяческими гонениями муллы и другие высокопоставленные религиозные фанатики за нарушение местных обычаев. Но он все так же ведет свою линию.

Все до последнего слуги в его доме грамотны. Слугам предоставляются часы полного отдыха и свободы среди дня.

Это здесь тоже революция. И я слышал, что против него теперь собираются устроить религиозный поход. А в здешних диких краях это вещь страшная. Разговаривая, мы пришли к себе, умылись в ванной комнате, устроенной прямо в саду из циновок и брезента, и уселись у давно накрытого стола обедать. Хороший освежающий душ и вкусный обед вернули мне бодрость. Брат весело смеялся, журил меня за рассеянность и рассказывал всевозможные комические сценки, которые ему приходилось наблюдать в здешнем быту; восхищался сметливостью русского солдата и его остроумием.

Редко когда восточная хитрость торжествовала над русской проницательностью, обманувший русского солдата восточный торговец зачастую расплачивался за свою нечестность.

Солдаты придумывали такие трюки, чтобы наказать обманщика, такой смешной фарс разыгрывался над торговцем, совершенно уверенным в своей безнаказанности, что любой режиссер мог бы позавидовать их фантазии. Надо сказать, что злых шуток солдаты никогда не проделывали, но комические положения, в которые попадал обманщик, надолго отучали его от привычки к надувательству. Так незаметно мы кончили обедать, и желание поспать у меня улетучилось.

Мне вздумалось попросить брата примерить подаренный мной ему халат. Сбросив китель, брат надел халат. Глубокий фиолетовый тон как нельзя больше шел к его золотистым волосам и загорелому лицу. Я им невольно залюбовался. Ни на ком такого не. Непременно надену его вечером, когда пойдем в гости к соседу. Мы просто оденемся так, как будут одеты все, чтобы не бросаться в. Сегодня у Али будут не только друзья, но и немалое количество врагов.